Специалистам

Новая форма адъювантной терапии в клинической медицине

распечатать статью

Василевский И.В.
Белорусский государственный медицинский университет, Минск

Резюме. На основании многочисленных литературных данных представлена клинико-фармакологическая характеристика метаболического комплекса, содержащего комбинацию калия и магния в виде солей аспарагиновой кислоты, с включением витамина В6 (пиридоксин), что значительно расширяет возможности фармакологической коррекции различных нарушений гомеостаза. С современных позиций детально рассматривается биологическая роль основных внутриклеточных катионов организма человека – калия и магния, подчеркивается, что ионы магния и витамин В6 играют важную роль в поддержании геномной стабильности. С учетом полифункциональной активности рассматриваемого комплекса Плюс Витамин В6 «Панангин» делается обоснованное заключение, что разработанный комплекс является инновационной формой адъювантной терапии, которая найдет широкое применение в клинической медицине.
Ключевые слова: клиническая фармакология, калий, магний, витамин В6, биологическая роль, особенность взаимодействия, комплекс Плюс Витамин В6 «Панангин», инновационная форма, адъювантная терапия, клиническая медицина.

Ранее нами была представлена современная клинико-фармакологическая характеристика успешно используемого в клинической практике лекарственного средства Панангин, представляющего собой комплексный препарат калия и магния в сочетании с аспарагиновой кислотой [1]. Системный анализ метаболических процессов, происходящих в организме человека, как в норме, так и при различных патологических процессах, иллюстрирует важнейшую роль коферментов, среди которых активное участие принимают витамины [2]. А.П. Викторов в обзорной статье о роли препаратов витаминов в метаболической терапии повреждений миокарда подчеркивает важный факт, согласно которому основной целью назначения витаминов пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями является метаболическая защита ишемизированного миокарда [3]. Автор обозначает приоритетность использования витаминов при данной патологии и указывает на то, что система фармакотерапевтических воздействий, нацеленных на повышение тонуса сердечной мышцы и ограничение зоны ишемии, на современном этапе предполагает использование нескольких основных подходов, включающих определенные задачи:

  • снижение нагрузки на сердце и лечение осложнений начального периода ишемического повреждения миокарда – аритмий, артериальной гипо- и гипертензии;
  • повышение коронарного кровотока путем стабилизации перфузионного давления в коронарных артериях; снятие спазма венечных сосудов; устранение отека стенки артериол и капилляров в зоне ишемии;
  • урегулирование энергетического гомеостаза кардиомиоцитов и пролонгация периода обратимых изменений в зоне ишемического повреждения миокарда путем назначения энергообеспечивающих средств – препаратов-активаторов эндогенной продукции макроэргов и транспорта кислорода, ингибиторов метаболического ацидоза;
  • мембранопротекция: торможение перекисного окисления липидов мембран кардиомиоцитов; стабилизация лизосомных мембран; нейтрализация мембранотропного действия гуморальных агентов – гистамина, кининов, гиалуронидазы, фосфолипаз, лизосомных протеаз и др.

В многочисленных публикациях подчеркивается тот факт, что роль витаминов в различных процессах функционирования миокарда в норме и при патологии более значительна, чем нам представляется на нынешнем уровне знаний. Следует согласиться с А.П. Викторовым в том, что мы находимся на пороге новых фундаментальных открытий, которые позволят по-настоящему, более осмысленно использовать заложенный природой лечебно-профилактический потенциал этих лекарственных средств [3].

Результаты исследования MAGICA позволили рассматривать препараты магния и калия как общепринятый европейский стандарт при лечении пациентов с аритмиями на фоне приема сердечных гликозидов, диуретиков, антиаритмиков

Одним из важнейших витаминов, играющих огромную роль в процессе обмена веществ у человека, является витамин В6 (пиридоксин), который в качестве кофермента обеспечивает нормальное функционирование более чем 160 различных ферментативных систем. Он необходим для нормального функционирования центральной и периферической нервной системы. Фосфолированная форма витамина В6 участвует в синтезе нуклеиновых кислот, ферментов, гемоглобина, простагландинов, в процессе обмена серотонина, катехоламинов, глутаминовой кислоты, гистамина, улучшает использование ненасыщеных жирных кислот, стимулирует гемопоэз, а также обеспечивает процессы декарбоксилирования, пере- и дезаминирования аминокислот. Производ-ные витамина B6 (пиридоксальфосфат и пиридоксаминфосфат) являются коферментами аминотрансфераз, которые катализируют реакцию трансаминирования, что дает возможность осуществлять образование аминокислот из кетокислот и обратное превращение (окислительный распад аминокислот), биосинтез γ-аминомасляной кислоты, образование мочевины, пуриновых и пиримидиновых 
оснований, порфиринов, флавинов, птеридинов и кобаламина [2, 4]. В женском организме пиридоксин играет важную роль в поддержании баланса половых гормонов. Многочисленные публикации посвящены выяснению роли витамина В6 в возникновении сердечно-сосудистых заболеваний [5–8]. 

Несомненным является тот факт, что витамин В6 и его активные формы многогранно осуществляют поддержание гомеостаза, в частности:

– снижают уровень холестерина и липидов в крови;
– принимают участие в образовании эритроцитов;
– снижают вероятность развития атеросклероза, инфаркта, инсульта;
– при ишемической болезни сердца и дислипидемии улучшают липидный обмен;
– регулируют артериальное давление;
– участвуют в процессах усвоения нервными клетками глюкозы;
– улучшают сократимость миокарда;
– необходимы для белкового обмена и трансаминирования аминокислот;
– принимают участие в обмене жиров;
– оказывают гипохолестеринемический эффект;
– повышают работоспособность мозга, улучшают память;
– способствуют предотвращению развития онкопатологии;
– укрепляют иммунитет, стимулируя антителообразование;
– способствуют превращению фолиевой кислоты в ее активную форму;
– оказывают липотропный эффект, влияя на нормальное функционирование печени;
– благотворно воздействуют на рост и укрепление волос.

Совместный прием калия, магния и витамина В6 способствует: нормализации тонуса миокарда и сосудов; нормализации артериального давления; снижению риска развития атеросклероза; улучшению работы нервной системы; уменьшению тревожности

Одним из возможных факторов патогенеза сердечно-сосудистых заболеваний, широко обсуждаемых в последнее время, является повышенное содержание гомоцистеина в крови [9, 10]. Гомоцистеин представляет собой промежуточный продукт метаболизма метионина – незаменимой аминокислоты, которая участвует в ключевых реакциях метилирования практически во всех органах и тканях организма. В норме гомоцистеин подвергается метаболической трансформации, при этом основные пути метаболизма гомоцистеина (транссульфурация и реметилирование) контролируются витаминами В6 и В12, а также фолиевой кислотой. При недостаточном обеспечении организма этими витаминами уровень гомоцистеина в плазме крови может существенно повышаться. Данные экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что гомоцистеин способен непосредственно повреждать сосудистый эндотелий, а также стимулировать образование тромбоксана А2, увеличивать агрегацию тромбоцитов и проявлять прокоагулянтные свойства, свидетельствующие о значительном увеличении риска развития ишемической болезни сердца, инфаркта миокарда и сосудистых заболеваний у лиц с повышенным уровнем гомоцистеина в плазме [11, 12]. Дополнительное назначение витаминов В1, В6 и фолиевой кислоты существенно снижает уровень гомоцистеинемии. С участием пиридоксинзависимых ферментов происходит синтез ниацина и серотонина из триптофана, а также разрушение избытка гомоцистеина. Возможно, именно этим объясняется профилактическое действие витамина В6, позволяющее при регулярном и длительном употреблении снизить риск развития ишемической болезни сердца [13–15].

В ранее опубликованном нами обзоре, посвященном клинико-фармакологической характеристике комбинированного лекарственного средства Панангин, содержащего калий и магний в сочетании с аспарагиновой кислотой, было подчеркнуто, что недостаток калия и магния в организме играет ключевую роль в возникновении различных расстройств сердечно-сосудистой системы и центральной нервной системы [1]. Принято считать, что основная функция калия – поддержание возбудимости нервных и мышечных волокон. Изменение соотношения концентраций калия внутри клеток и вне их обусловливают изменение мембранного потенциала покоя клетки. Характерно, что дефицит калия – одно из наиболее частых в клинической практике электролитных нарушений, увеличивает риск развития сердечных аритмий [16, 17]. Чаще всего при гипокалиемии страдает сердечно-сосудистая система – возникает автономная кардионейропатия со сложными нарушениями ритма сердечной деятельности, вплоть до развития фибрилляции предсердий или внезапной сердечной смерти. Клиническая симптоматика со стороны центральной нервной системы при дефиците калия – астения, депрессия, нервно-мышечные расстройства (мышечная слабость, судороги, парезы). Нарушения со стороны моче
половой системы при низком уровне калия проявляются в виде атонии мочевого пузыря, полиурии, со стороны пищеварительной системы – в виде снижения перистальтики кишечника с постоянным запором, вплоть до паралитической кишечной непроходимости [18, 19]. Сопутствующий недостаток магния усугубляет степень гипокалиемии и обусловливает рефрактерность данного состояния к проводимой терапии с применением препаратов калия. Данные научных обзоров свидетельствуют о том, что магниевый дефицит способствует усилению потери калия путем повышения дистальной секреции. Снижение внутриклеточной концентрации магния с последующим развитием магниевого дефицита приводит к магний-опосредованному подавлению АТФ-зависимых калиевых каналов и повышению секреции калия. Магний – четвертый по количественному содержанию в организме человека ион, играющий важнейшую роль в поддержании и сохранении здоровья и жизни. По последним данным, в качестве второго наиболее распространенного внутриклеточного катиона после калия он участвует как кофактор в более чем 600 ферментативных реакциях и еще в 200 ионы магния могут выступать в качестве активатора. Ионы магния являются универсальными в плане участия практически во всех основных метаболических процессах в клетке, но главное – они принимают активное участие в репликации ДНК, транскрипции РНК, синтезе аминокислот и образовании белка. Современные исследования позволяют заключить, что ионы магния являются ключевым фактором в поддержании геномной стабильности [20]. В форме магний-зависимых АТФаз магний обеспечивает высвобождение энергии, в мышечной клетке – сдерживает вход кальция внутрь клетки, тем самым регулирует сократительное состояние кардиомиоцита, участвует в расслаблении мышечного волокна (в том числе в сосудистой стенке). Магний способствует фиксации калия в клетке и обеспечивает поляризацию клеточных мембран, играет важную роль в функционировании миокарда и его проводящей системы. Благодаря антагонизму с кальцием магний играет роль цитопротективного фактора (при нарушении внутриклеточного соотношения магния и кальция и преобладании кальция происходит активация протеаз и липаз, приводящих к повреждению мембран). Дефицит магния увеличивает активность тромбоксана А2, что сопровождается повреждением эндотелия и гиперкоагуляцией [21, 22]. Следует подчеркнуть, что дефицит магния и калия часто взаимосвязаны. Гипомагниемию выявляют у 42% пациентов с гипокалиемией. Недостаток магния усугубляет степень гипокалиемии, так как обусловливает рефрактерность данного состояния к проводимой терапии препаратами калия. Магний – необходимый кофактор натрий-калиевой помпы, регулирующей движение натрия и калия через мембрану клетки. Гипомагниемия потенцирует электрофизиологический эффект гипокалиемии. При одновременной коррекции дефицита калия и магния наблюдается аддитивный эффект. Результаты рандомизированного многоцентрового плацебоконтролируемого двойного слепого исследования MAGICA позволили рассматривать препараты магния и калия как общепринятый европейский стандарт при лечении пациентов с аритмиями на фоне приема сердечных гликозидов, диуретиков, антиаритмиков. Антиаритмический эффект препаратов магния проявляется спустя 3 недели от начала лечения и позволяет снизить количество желудочковых экстрасистол на 12% и общее число экстрасистол – на 60–70% [21]. В клинической практике неоспоримые преимущества имеет применение комбинированных препаратов, содержащих калий и магний. В частности, успешно зарекомендовал себя комбинированный препарат K-Mg-аспарагинат, включающий достаточные дозы калия и магния, а также ксилит и аспарагиновую кислоту. Аспарагиновая кислота обладает выраженной способностью повышать проницаемость клеточных мембран для ионов магния и калия. У других аминокислот такой способности не выявлено [23, 24]. Применение пероральных форм K-Mg-аспарагината с профилактической целью подтвердило свою клиническую эффективность у пациентов с синдромом вегетативной дисфункции, артериальной гипертензией, сахарным диабетом, хронической сердечной недостаточностью, а также с целью коррекции эндотелиальной дисфункции и при атеросклерозе. Целесообразность комбинированного применения двух макроэлементов в виде аспарагината имеет убедительную теоретическую основу и практическое подтверждение в кардиологической практике [25–27]. Общеизвестным фактом является то, что различные стрессовые воздействия являются фактором риска возникновения сердечно-сосудистой патологии. В частности, стресс препятствует абсорбции калия, увеличивает нагрузку на сердечно-сосудистую систему, способствуя сужению сосудов, увеличению артериального давления и частоты сердечных сокращений. При длительном влиянии стрессовых факторов возрастает риск развития атеросклероза и возникновения сердечных аритмий. Так, риск сердечно-сосудистых заболеваний под действием стресса увеличивается в 4 раза. Характерно, что витамин В6 способствует улучшению абсорбции калия и усилению его клинико-фармакологических свойств. Доказано, что витамин В6 также улучшает всасываемость магния в желудочно-кишечном тракте, служит проводником для него внутри клетки, повышает проницаемость клеточной мембраны и фиксирует ионы магния внутри клетки, препятствуя их выделению из организма. Кроме того, описана способность пиридоксина потенцировать большинство фармакологических эффектов магния. В свою очередь, магний, участвуя в активации пиридоксина в печени, облегчает его участие в метаболических процессах в организме, о которых речь шла выше. Результаты многочисленных клинических исследований свидетельствуют о том, что использование комбинации витамина В6 с солями магния (в виде аспарагината) значительно снижают смертность, уменьшают риск развития раковых опухолей, защищают от артериальной гипертензии, улучшают память и качество сна, а также полезны при лечении атеросклероза, аритмии сердца, инсульта, при повышенном холестерине в плазме крови, сахарном диабете 2-го типа, остеопорозе, депрессии, камнях в почках, кальцификации сосудов, повышенном уровне мочевой кислоты, глаукоме, мигрени, горной болезни. Витамин B6, активно участвуя в процессах метилирования, регулирует экспрессию генов и может влиять на скорость старения, то есть от присутствия пиридоксина и его активных форм зависит, как будет вести себя геном нашего организма. Это особенно актуально для пожилых людей, у которых геном становится нестабильным. Нарушение баланса в процессах метилирования вызывает более быстрое старение человека, развитие болезней сердечно-сосудистой системы и злокачественных новообразований [28–31]. Так как витамин В6 является водорастворимым, он не может накапливаться в организме, поэтому человек нуждается в постоянном поступлении пиридоксина с пищей [2]. Указанное выше тесное положительное взаимодействие витамина В6, калия и магния послужило основанием для разработки и применения биологически активной добавки к пище Плюс Витамин В6 «Панангин» (ОАО «Гедеон Рихтер», Венгрия) c целью профилактики и лечения заболеваний, характеризующихся скрытым или явным нарушением метаболизма указанных микронутриентов [32]. Учитывая разнообразие биологических эффектов калия, магния и пиридоксина, область применения указанной комбинации в качестве адъювантного компонента терапии достаточно широка и включает такие разделы медицины, как кардиология, неврология, психиатрия, акушерство, гинекология и некоторые другие. Экзогенная коррекция дефицита калия, магния, витамина В6 с целью лечения и профилактики целого ряда патологических состояний постоянно востребована в клинической практике. Следует подчеркнуть тот факт, что комплекс Плюс Витамин В6 «Панангин» весьма целесообразно использовать особенно в условиях стресса для поддержания работы сердца и сосудов. Совместный прием калия, магния и витамина В6 способствует: – нормализации тонуса миокарда и сосудов; – нормализации артериального давления; – снижению риска развития атеросклероза; – улучшению работы нервной системы; – уменьшению тревожности. Биологически активная добавка к пище Плюс Витамин В6 «Панангин» содержит: калия аспарагинат (158 мг); магния аспарагинат (140 мг); витамин В6 (0,6 мг). Рекомендовано принимать по 2 таблетки 2 раза в день. Продолжительность прие-ма – 1 месяц [32]. Необходимо заключить, что для практического использования в клинической медицине фирмой ОАО «Гедеон Рихтер» (Венгрия) предложен известный калиево-магниевый комплекс Панангин с включением в его состав витамина В6 (пиридоксин), который специалистами нередко характеризуется как «витамин жизни», что позволяет во многом расширить лечебно-профилактические возможности данного состава микронутриентов. Указанные компоненты предложенного комплекса на уровне целостного организма оказывают аддитивное действие и в совокупности значительно корригируют различные нарушения гомеостаза, о которых речь шла выше. Можно полагать, что дальнейшее обобщение результатов применения комплекса Плюс Витамин В6 «Панангин» проиллюстрирует эффективность использования его в качестве адъювантной терапии при различных патологических состояниях, прежде всего, при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Применение биологически активной добавки к пище Плюс Витамин В6 «Панангин» поможет также уменьшить риск возникновения онкологических заболеваний и замедлить процессы старения, улучшив качество жизни принимающих данный комплекс людей.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Василевский И.В. // Медицинские новости. – 2016. – №10. – С.35–39.
2. Биологическая химия с упражнениями и задачами / Под редакцией С.Е. Северина. – М., 2016. – 624 с.
3. Викторов А.П. // Рациональная фармакотерапия. – 2008. – №2. – С.10–18.
4. Ulvik A., Pedersen E.R., Svingen G.F., et al. // Am. J. Clin. Nutr. – 2016. – Vol.103. – P.1417–1425.
5. Friso S., Lotto V., Corrocher R., Choi S.W. // Subcell Biochem. – 2012. – Vol.56. – P.265–290.
6. Gregory J.F., DeRatt B.N., Rios-Avila L., et al. // Biochimie. – 2016. – Vol.126. – P.21–26.
7. Dhalla N.S., Takeda S., Elimban V. // Clin. Chem. Lab. Med. – 2013. – Vol.51. – P.535–543.
8. Ueland P.M., McCann A., Midttun Ø., Ulvik A. // Mol. Aspects Med. – 2017. – Vol.53. – P.10–27.
9. Wierzbicki A.S. // Diab. Vasc. Dis. Res. – 2007. – Vol.4. – P.143–150.
10. Waly M.I., Ali A., Al-Nassri A., et al. // Exp. Biol. Med. (Maywood). – 2016. – Vol.241. – P.46–51.
11. Homocysteine Studies Collaboration // JAMA. – 2002. – Vol.288. – P.2015–2022.
12. Kelly P.J., Kistler J.P., Shih V.E., et al. // Stroke. – 2004. – Vol.35. – P.12–15.
13. Strain J.J., Dowey L., Ward M., et al. // Proceedings of the Nutrition Society. – 2004. – Vol.63. – P.597–603.
14. Ulvik A., Midttun Ø., Pedersen E.R., et al. // Am. J. Clin. Nutr. – 2012. – Vol.95. – P.1072–1078.
15. Gori A.M., Sofi F., Marcucci R., et al. // Clin. Chem. Lab. Med. – 2007. – Vol.45. – P.1728–1736.
16. Tian C., Zhu R., Zhu L., et al. // Chem. Biol. Drug Des. – 2014. – Vol.83. – P.1–26.
17. Viera A.J., Wouk N. // Am. Fam. Physician. – 2015. – Vol.92. – Р.487–495.
18. Шилов А.М., Князева Л.В. // Рус. мед. журнал. – 2013. – №5. – С.278–281.
19. Jensen H.K., Brabrand M., Vinholt P.J., et al. // The American Journal of Medicine. – 2015. – Vol.128, Is.1. – P.60–67.
20. Baaij J.H.F., Hoenderop J.G.J., Bindels R.J.M. // Physiological Reviews. – 2015. – Vol.95. – Р.1–46.
21. Низовцева О.А. // Трудный пациент. – 2014. – №7. – С.37–41.
22. Shechter M. // Magnes Res. – 2010. – Vol.23. – P.60–72.
23. Шилов А.М., Мельник М.В., Осия А.О. // Рус. мед. журнал. – 2012. – №3. – С.102–107.
24. Березин А.Е. // Укр. мед. часопис. – 2015. – №1. – С.37–41.
25. Косарев В.В., Бабанов С.А. // Рус. мед. журнал. – 2012. – №34. – С.1660–1664.
26. Дворянкова Е., Шевченко А., Шилова Ю., Сумакова И. // Врач. – 2012. – №8. – С.49–51.
27. Верткин А.Л., Талибов О.Б., Скотников А.С., Грицанчук А.М. // Леч. врач. – 2014. – №7. – С.34–38.
28. Lotto V., Choi S.W., Friso S. // Br. J. Nutr. – 2011. – Vol.106. – P.183–195.
29. Wu X.Y., Lu L. // Asian Pac. J. Cancer Prev. – 2012. – Vol.13. – P.5333–5338.
30. Galluzzi L., Vacchelli E., Michels J., et al. // Oncogene. – 2013. – Vol.32. – P.4995–5004.
31. Mocellin S., Briarava M., Pilati P. // J. Natl. Cancer Inst. – 2017. – Vol.109. – P.1–9.
32. Свидетельство о государственной регистрации RU.77.99.11.003.Е.002001.02.15 о

cкачать